«Стрелочникам» из Apple и Google пригрозили уголовкой

«Стрелочникам» из Apple и Google пригрозили уголовкой

Пока же информация об уплате интернет-гигантами штрафов «очень противоречивая»

В четверг российские власти пригрозили Apple и Google огромными штрафами с оборота, блокировкой и даже уголовной ответственностью за неисполнение своих законных требований. А уже утром в пятницу 17 сентября стало известно, что иностранные компании удалили приложение «Навальный» из своих магазинов. В Кремле это решение приветствовали… «МК» попробовал понять, действительно ли IT-гиганты готовы «приземлиться» в России.

Фото: pixabay.com

С августа Роскомнадзор и Генпрокуратура неоднократно обращались к иностранным интернет-платформам и ресурсам с требованием удалить контент, который, по мнению российских властей, нарушает действующие на территории РФ законы и является «вмешательством в выборы». 16 сентября, накануне дней голосования, в Совете Федерации прошло заседание Комиссии по защите государственного суверенитета, на которое были приглашены и пришли представители Google и Apple. В ходе заседания замглавы Роскомнадзора Вадим Субботин заявил: если раздражающие власти приложения из магазинов этих компаний удалены не будут, надо ждать новых штрафов и применения неких «технологических» способов воздействия (блокировок или замедления трафика, видимо). 

Более того: сенатор Владимир Джабаров обвинил несговорчивые на тот момент иностранные интернет-компании в нарушении избирательного законодательства и пригрозил «правовыми последствиями, вплоть до уголовных». А принимавший участие в заседании глава аналогичной комиссии Госдумы Василий Пискарев сообщил, что уже готовится пакет законопроектов, которые ещё больше ужесточат требования к цифровым гигантам. В нем пропишут ответственность как самих компаний, так и менеджеров, которые от их имени работают в России. Принятие этого пакета г-н Пискарев назвал одной из приоритетных задач депутатов нового созыва. А уж насколько жесткими окажутся эти новые законы — «зависит от Apple и Google», предупредил он: мол, посмотрим, как они себя будут вести в ближайшие дни, недели и месяцы.

Были ли обрисованы хотя бы в общих чертах детали готовящихся законопроектов широкой публике не известно: сенаторы, депутаты, чиновники и представители компаний сидели за закрытыми дверями. Но пока всё выглядит так, что Google и Apple на всякий случай все-таки решили вести себя хорошо.

Честно говоря, трудно себе представить, зачем нужны ещё какие-то новые законы. Этим летом был принят и вступил в силу т.н. «закон о приземлении». Он касается примерно 20 крупнейших иностранных интернет-ресурсов (Google, YouTube, Telegram в том числе) — тех, что ориентированы на россиян, работают на русском языке или языках народов РФ, и при этом ежедневно посещаются не менее чем 500 тысячами пользователей. Таким компаниям придется создать личный кабинет для взаимодействия с гражданами и российскими властями, удалять всю запрещенную в России информацию, информировать власти о размещаемой рекламе, а к 1 января 2022 года открыть в России свое представительство или филиал, альтернатива — создание российского юридического лица, уполномоченного контактировать с российскими властями.

Для не готовых эти требования выполнять придуманы меры принуждения. Среди них — уведомление российских пользователей ресурса о том, что данная соцсеть или интернет-площадка нарушают законы РФ, запрет на распространение рекламы об этом ресурсе у российских рекламодателей, запрет на размещение рекламы на нём самом. Потом следуют ограничение денежных переводов этому ресурсу с территории РФ, запрет на поисковую выдачу, запрет на сбор и трансграничную передачу персональных данных россиян, и, наконец — замедление трафика и блокировка.

Говорят ли события последних дней о готовности иностранных интернет-компаний «приземлиться» как следует? Главный аналитик Российской Ассоциации электронных коммуникаций, генеральный директор Института Исследований Интернета Карен Казарян сказал «МК», что ответить этот вопрос невозможно по целому ряду причин: «во-первых, закон по факту ещё не действует, к тому же так, как этот закон написан, он предполагает исключительно ручное правоприменение». В результате «ни одна компания, думаю, добровольно делать это (выполнять прописанные в законе требования — «МК».) не будет, а только по окрику». Сказать наверняка, «какая именно политика будет проводиться государством и компаниями, чрезвычайно сложно», считает эксперт — ведь в нынешнем случае с Google и Apple до нынешнего утра никто не предполагал такого исхода событий.

Можно ли считать, что у Google и Apple есть свои представительства в России? Ведь какие-то их представители приходили в Совет Федерации, и какую-то контору Google на днях посещали судебные приставы, пришедшие истребовать не уплаченные вовремя штрафы!

«С чисто юридической точки зрения и Apple.ру и ООО Google не являются представительствами иностранного юрлица, это российские компании, которые выполняют определенные операции от имени иностранной компании и у которых есть определенные взаимоотношения с иностранной компанией. Другое дело, что такая гражданско-правовая форма как представительство используется иностранными компаниями чрезвычайно редко. Вести бизнес через представительства очень сложно»,- пояснил г-н Казарян. Закон «о приземлении», как говорилось выше, допускает и открытие филиала, и создание российского юрлица с определенными полномочиями. Видимо, решать, выполнено ли требование о «приземлении» данной конкретной компанией в каждом конкретном случае будут власти — с учетом обстоятельств.

А теперь про наказания административные и даже, как грозили сенаторы и депутаты, уголовные…

Многомиллионные штрафы за нарушение требований российского законодательства иностранными интернет-компаниями в нашем Кодексе об административных правонарушениях уже прописаны. И их в последние месяцы назначают направо и налево. Не исключено, что зафиксированные суммы дополнят возможностью назначения тех самых оборотных, то есть в процентах с выручки, штрафов: если речь идет о крупных международных компаниях: суммы при таком способе определения наказания будут огромными.

Трудно сказать, насколько штрафы как мера борьбы за исполнение российских законов эффективна. Г-н Казарян обращает внимание, что сведения о том, платятся ли эти штрафы, «очень противоречивые». «То представители государства говорят, что ничего компании не платят, а то говорят, что Google и TikTok платят, остальные нет, а потом говорят, что Твиттер оплатил, а Фейсбук нет… Поскольку не очень понятен результат правоприменения, не очень понятно, являются ли штрафы эффективными или нет. Наверное, все зависит от компании как таковой и от наличия её бизнес-интересов в России»,- сказал эксперт. Станут ли платить обычные штрафы, если в противном случае есть угроза «заработать» штраф оборотный? «Предсказать тут что-то очень сложно, поскольку у нас одновременно и не очень большая прозрачность со стороны государства и ещё меньшая прозрачность со стороны корпораций» — сказал г-н Казарян.

И с уголовными делами всё не так просто. Хотя бы потому, что уголовная ответственность в России — персональная, привлечь к ней компанию и какое другое юридическое лицо невозможно. Менеджера компании, её хозяина — это да. Но кого привлекать, когда речь идет о решении, принятом руководством зарегистрированной за рубежом корпорации?

Правовой аналитик проекта «Сетевые свободы» Станислав Селезнев в разговоре с «МК» напомнил, что в праве есть понятие «объективное вменение, то есть привлечение лица к ответственности без установления его вины — например, когда привлекают к ответственности человека, действия которого хотя и имеют некоторую причинно-следственную связь с наступлением опасных последствий, но ни предвидеть, ни предотвратить их этот человек не мог и не должен был». Один из примеров объективного вменения — когда осуждают человека, вообще никаким образом не причастного к наступлению опасных последствий, если хотя бы кого-то наказать необходимо, «стрелочника». Действующий Уголовный кодекс РФ в ч. 2 ст. 5 вообще-то запрещает объективное вменение, напоминает он. Но «стрелочников» тем не менее  у нас время от времени сажают.

Годится ли на роль «стрелочника» менеджер, работающий, скажем, в московском Google? «Этот наёмный работник не имеет никакого влияния на решения компании за рубежом и лишь сдаёт отчетность нашим чиновникам. Но, не имея возможности добраться до его руководства, отыграться на нём могут»,- полагает эксперт — хотя «де юре» сотрудники международных компаний в России «не несут никакой ответственности за решения своих руководителей за рубежом, по крайней мере пока».

Но мы же знаем, что если очень понадобится — и статью найдут, или закон новый примут. Кстати, некоторые иностранные СМИ уже сообщили, что на уступки российским властям перед выборами Google, например, пошел из-за угроз возбудить уголовное дело против сотрудников компании…

«Что касается глав международных компаний, то они не имеют никакого отношения к юрисдикции Российской Федерации, законам и решениям российских судов до тех пор, пока вменяемое им нашими властями в вину деяние не признано криминальным в стране их нахождения. Но подобное развитие событий маловероятно»,- сказал г-н Селезнев.

Источник

Похожие записи

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *