Учебник для дураков

Учебник для дураков

Коллекционер жизни

Чем отличается зеленая юность от рассуждающей зрелости? Тем, что поступает как хочет, а не так, как подсказывают другие, не так, как диктует поднаторевший разум.

Фото: Андрей Яхонтов

Воспоминание о Гаграх

Вы закончили школу, вам стукнуло шестнадцать, вы самостоятельны и можете позволить себе послать подальше родителей, их докучливые советы и пожелания — об институте, дипломе, фундаменте будущей жизни. Хватит, откомандовались: десять лет предки и учителя терзали вас, вами помыкали старшие братья и сестры, все кому не лень…

Имеете право на независимость. На первый бессопроводительный вояж. Куда? К морю. В знойные широты. Заманчиво звучит! Особенно конкретное отдельно взятое географическое обозначение: Гагры! В слове слышится хруст жилистого шашлыка, веет солоноватым бризом и прелым коньячным запахом. И еще чем-то сладостным, головокружительным, томным, неизведанным.

В юности не знаешь, чего хотеть, и хочешь всего.

Вы не ошиблись. Впечатления — ошеломляющие.

Выгружаетесь из самолета и останавливаетесь в обессиленном изнеможении и предвкушении невероятного — нирвана. Пальмы по краям шоссе похожи на ботву ананасов — сами экзотические плоды многообещающе зарыты в землю по самую макушку.

Вы оснащены тощей пачечкой денег, содранных все-таки с папы и мамы. Столь крупной суммой располагаете впервые. Для вас она — фантастическое, неисчислимое богатство.

Бредете вдоль душных улиц в надежде снять комнатушку. Опять дурманят запахи — эвкалипта, магнолий, особенных, южных нечистот… Наконец объявление — о сарайчике, где помимо вас еще две кровати и двое постояльцев. Цена — ломовая. Запредельная. Вы прикидываете: на что сможете рассчитывать после внесения залога, и удручаетесь. Но разумно не желаете забегать вперед и даете согласие. Пусть будет как будет. Важно, что наконец у цели. Захватив полотенце, бежите к синей глади. Окунаетесь, расстилаете на гальке махровый прямоугольничек и задремываете под ласковый шум прибоя.

Пробуждаетесь — плечи и грудь горят и стонут.

Лучшее средство от ожога — кефир, простокваша, ряженка. Мчитесь в ближайший магазин.

Как бы не так! О простокваше здесь не слыхивали, за хлебом очередь длиною в квартал, лучше оставить надежду исцелиться, смазав опаленный кожный покров молочной сывороткой, да и мечту подкрепиться бутербродами тоже. Айда в кафе!

Очередь в кафе в три раза длиннее, чем в продуктовую лавку. Преступно тратить драгоценные курортные мгновения на бытовые хлопоты, но разжиться сметаной необходимо.

Достоявшись к ужину, обретаете вместо сметаны майонез и пирожок. Жуете. И радуетесь. Вы, можно сказать, везунчик. Освоились. Обвыклись. Теперь не мешает обзавестись полезными знакомствами. К вашему столику направляется симпатичная стройняшка. Вы — само воплощенное джентльменство. Она цедит:

— Козел! Я жду, освобождай место. Пшел прочь, краснорожий козел!

Не охладить — ни энтузиазм, ни воспаленное воображение.

Следующим утром подкатываетесь к индифферентно лежащей на аналогичном вашему пляжном полотенце длинноногой нимфе: темные очки скрывают ее прекрасные глаза, к носу прилеплена бумажка, чтоб не шелушился; заводите нахально-заискивающий разговор. Она не отвечает, потом отвечает лениво и просит отвязаться, потом, после удачной шутки, начинает хрипло хохотать. И закуривает.

Жгуче поглядывает на нее расположившийся рядом поджарый местный джигит. Вас смущает его навязчивое присутствие, но вы отгоняете неясную тревогу.

Обедать идете вместе. Не с ним, конечно, а с прекрасной дульцинеей.

Финансы тают быстрее опрометчиво заказанного мороженого.

Провожаете. До такой же халупы, что и ваша. Пьянит — дополнительно к выпитому портвейну — терпкий запах прелого винограда.

Группа юнцов-аборигенов поджидает у ворот. Вы твердо вышагиваете, стараясь не видеть, не замечать никого, кроме щебечущей феи. Опять, как при расчете за ночлежную койку в сарайчике, не заглядываете вперед. И правильно делаете.

Хохотушка машет вам ручкой и исчезает в калитке, ее веселенький наряд мелькает в глубине сада, средь увитых лозами деревьев. А соперники настроены на конструктивный разговор.

Пять дней отлеживаетесь и отсиживаетесь с компрессами на фингалах и ссадинах. Синяки живописно контрастируют с волдырями на змеино облезающей спине. Вот когда неохотно, но с нежностью вспоминаете родителей. Их дурацкие советы и мудрствования. Проблемы, казалось, безоглядно оставленные дома, встают перед вами в полный рост. Отшвыриваете их. Вы — волевой, несгибаемый…

Упрямо бредете к морю. Баланс: считаные сутки. И копейки. Надо использовать их по-королевски.

Проматываете последнее возле цистерны с квасом. А сдачу бросаете в лазурно-бархатистую воду. Чтоб вернуться. В этот неземной парадиз. Если честно, особого желания возвращаться нет. Но принято — жертвовать на счастье.

По дороге в аэропорт калькулируете: несколько часов полета — до столкновения лицом к лицу с теперь уже неоткладываемыми, вплотную подступившими передрягами и противоречиями. Но, может, за время парения в воздухе что-нибудь волшебно изменится и устроится?

На память о первом самостоятельном марш-броске во взрослую жизнь увозите пляжные камушки и приобретенные в сувенирном киоске глянцевые открытки с видом Гагр. Три штуки, одна с деревянным рестораном «Гагрипш», где на фасаде красуются старинные часы. Безошибочно горюете, предвидя: не повторится. Никогда. Вот и жаждете сохранить. Навечно.

Открытки выцветут. Кожа задубеет. Ароматы самых дорогих коньяков перестанут пьянить. Будто не было сказочного приключения.

Наторевшая зрелость знает, чего хотеть. Первозданности. Чтобы встряхнуться. Стряхнуть пыль обветшалости. Не часто, но хочется такого. Особенно летом. Если это не так, это какая-то подозрительная, ненастоящая зрелость.

Мудрость — тяжесть мысли. Легкомыслие — свободный полет.

Утраченный вместе со стройностью фигуры.

Куда подевалась легкость?

О, летние теплые ночные ветры, когда бредешь неведомо куда по незнакомой улице меж незнакомых домов и думаешь: если тебя здесь подкараулят и проучат, как когда-то в Гаграх, следователям придется долго гадать и искать причину, почему тебя сюда занесло.

А это просто воспоминания.

Как приготовить бифштекс?

В горячечном бреду вообразим: голод — тетка. Со всеми причитающимися тетке атрибутами. Скандальностью, вздорностью, прижимистостью…

А согласно народной пословице получается: тетки спят и видят накрыть стол и созвать на угощение дальних родственников. Седьмую воду на киселе.

Как бы не так!

Голод — не лучший антоним, не лучшее, даже от противного, обозначение особ, якобы проникающихся внезапным наихлебосольнейшим желанием до отвала потчевать племянников и племянниц.

Не ставим целью унизить теток, лишь хотим возразить тем, кто заявляет: они — добрейшие, может, вообще надчеловеческие, крайне щедрые существа. Вы много видели таких дам? Обычно эти исчадия и на сухую корочку не разорятся. Однако, в качестве гипотезы, допусти: голод — именно тетка!

В этом случае надо немедленно искать хорошо оплачиваемую работу. Хочешь шамать, мечтаешь о бифштексе? Не жди теткину милость!

Чтобы получить тарелку супа или упомянутый бифштекс, поступай на службу. Но это не всё. Надо, чтобы вас с должности не турнули, не выгнали. Надо ладить с начальством. И коллегами. Не поладите — схарчат вместо бифштекса. Вами будут постоянно недовольны. Терпите. Помните, награда за терпение — бифштекс.

Но и это не всё. Вам положен оклад. Это вовсе не значит, что денежки у вас в кармане. Придется требовать, выгрызать причитающиеся средства. Получив, идти в супермаркет. Покупать еду. Но и это не всё. Надо купить такое мясо, чтоб можно было прожевать. В супермаркете вас попытаются обжулить, нагреть, объегорить, всучить некачественное. Настройтесь на борьбу. Продавцы и кассиры поддаются нажиму.

Но и это не всё. Помимо мяса необходимо приобрести водку и закуску. Чтобы обмыть свои трудовые успехи с сослуживцами. Но и это не всё. Надо обмыть свершения так, чтобы не попасть в спецмедслужебный кабинет. Надо, чтобы после обмывки остались грошики на непредвиденный штраф за нарушение общественного порядка или по крайней мере на дорогу домой.. Если хотите насладиться бифштексом в полной мере, мясо надо донести до дома. Но и это не всё. С оставшейся суммой вы можете опять забуриться в гастроном. И протратиться до копья. Нужна железная воля. Но и это не всё. Нужна сковорода. Кухонная утварь.

Но и это еще не всё…

Словом, легче расколоть скупую тетку на банкет…

Источник: mk.ru

Похожие записи

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *